Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
15:24 

"Закон преломления" - джен, PG

Maurimau
Дней и ночей полумрак-полусвет.
Фандом: "Фантастические твари и где они обитают"
Название: "Закон преломления"
Статус: завершено.
Размер: мини (~1951 слово).
Категория: джен.
Персонажи: Ньют Скамандер | Криденс Бэрбоун
Жанр: повседневность, печаль, comfort.
Рейтинг: PG.
Аннотация: на заявку с феста - 1.59: "Криденс сотворяет своего первого телесного патронуса".
Примечание: впервые фик был выложен здесь.
Ссылка на ficbook: здесь.
Публикация на других ресурсах: только с моего разрешения.

О заклятье патронуса Криденс узнаёт на четвертый день, когда поддавшись осторожным уговорам Ньюта, соглашается связаться с Тиной.
- Спасибо, - искренне улыбается Скамандер, облегченно выдыхая, - я знаю, для неё это важно - узнать, что с тобой всё в порядке.
Криденс сам удивляется тому, что по-прежнему в возможность подобного верит.
Несколько недель потребовалось ему, чтобы снова обрести себя, отделить себя от обскура. Он бежал из Нью-Йорка, обезумев от боли и ужаса, впервые положившись на инстинкты, не зная, окончательно ли уничтожат они его - или спасут, и сам не заметил, как пересёк океан. Ведомый чутьём, не останавливался, пока не достиг тихой гавани, безопасного места.
Там его и нашёл Скамандер.
Ньют был первым за долгое время, кто разговаривал с ним: долго, ненавязчиво, без лживой ласки в спокойном голосе. Делал шаг, другой, третий - и отступал назад, едва обскур увеличивался в размерах, ощетинивался, не желая ближе его подпускать. Скамандер был терпелив, обскур - упрям. Правила игры обоим были понятны, оставалось лишь выяснить, кто из них готов будет сдастся первым.
Победил в состязании Криденс - его измождённое тело рухнуло Ньюту на руки, когда Скамандер подобрался достаточно близко. Контролировать обскура не стало сложнее - сложнее было убедить себя, что есть смысл подобным контролем озаботиться. Этим Криденс и занимался всё время, вслушиваясь в чужие слова.
- Не бойся, - сказал Ньют, - я не собираюсь использовать тебя, не пытаюсь укротить. И не собираюсь никому отдавать - ты не вещь и не фантастическое животное, у тебя есть право самому распоряжаться собственной жизнью, делать собственный выбор. Всё, чего я хочу - помочь тебе и тебя поддержать. А пока, могу я просто побыть с тобою рядом?..
Глаза у Ньюта были спокойными как южное море, когда-то виденное Криденсом на газетных гравюрах. Возможно, в случае отказа, это же море и поглотит его с головой, спасая прочих морских обитателей, но сейчас стоял штиль, над волнами светило солнце и Ньют ждал: всего, кроме отказа. Криденс не чувствовал, чтобы его торопили; в глубине души Криденс понимал, что нет у него иного пути, кроме принятия чужой помощи. Возвращение в Нью-Йорк было немыслимым, до Тины ему не добраться. А здесь, в Англии, Ньют Скамандер пока что был единственным, кто высказал желание ему помочь.

***


Три первых дня в доме Ньюта Криденс спал, ел, кормил удивительных животных, разглядывал чемоданные чудеса и листал "Ежедневный пророк", понемногу свыкаясь с открывающейся ему новой жизнью. К четвертому дню он собрал себя в достаточной степени, чтобы согласиться связаться Тиной.
- Я отправлю к ней патронуса, - опережая любые возможные сомнения, сообщил ему Ньют, - его нельзя будет перехватить или подслушать, он передаст ей весточку, когда она будет одна. Экспекто патронум!
Грейвз никогда не делал ничего подобного.
Средоточие света на конце волшебной палочки Скамандера уплотнилось, вытянулось, обретая форму - и воплотилось кружащей по комнате птицей.
- Квезаль, отряд трогонообразных, - проснулся в Ньюте магозоолог. Его голос наполнился силой и словно бы засветился в пару к птице, - их немного на свете осталось. Маглы пытаются что-то предпринять, развозят их по питомникам, но всё зря. Никому не нравится жить в неволе.
Квезаль, словно соглашаясь, сделал ещё один круг, прежде чем устроиться на спинке кресла и выслушать заготовленное для него сообщение. А затем, беззвучно хлопнув крыльями, вылетел в распахнутое окно - помчался через океан, доносить до Тины скамандеровы слова. Ньют, проводив его взглядом, повернулся к Криденсу - глаза у юноши подозрительно заблестели. Он всё ещё не привык к чудесам.
- Пожалуйста, - пальцы, вцепившиеся в край ротангового стола, чуть заметно дрожали, - научи меня.
И Скамандер рад был бы ему отказать - заклинание вызова патронуса сложное, не всем удаётся и долго разучивается, а учитель из Скамандера вышел бы тот ещё - но кожей чувствовал, что Криденс не переживёт его отказа. Его так долго держали в стороне от уготованной ему жизни, так долго магия, бурлящая в нём, не находила себе выхода, что ответить отказом на первое же высказанное Криденсом желание было равносильно в жестокости тому, чтобы отказать в глотке воды умирающему в пустыне от жажды.
И Ньют Скамандер, сам не ожидая того, стал для Криденса первым его учителем в искусстве волшебства.

***


- Говорят, что патронусы отражают характер волшебника или его пристрастия - не знаю, чего больше лично в моём - но я встречал и тех магов, патронусы которых скорее походили на полную их противоположность, чем на духовного близнеца.
"А ещё говорят, что темные волшебники не могут творить заклятье патронуса..."
Но об этом Ньют рассказывать Криденсу пока не стал. Вместо этого продолжил:
- Обычно, подобное несоответствие объясняется силой чувств, питаемых волшебником. Тогда патронусы так или иначе воплощают собой образ любимого человека - образ понятный, возможно, только самому вызывающему патронуса. Но прежде чем добиться телесного воплощения, нужно научиться правильно творить заклинание. Попробуй.
- Экспекто патронум!
Стандартным "люмос" от палочки можно было бы добиться большего: она едва засияла, слабо откликнувшись на заклятие трепещущим огоньком.
- Очень хорошо, - не покривив душой, ободрил ученика Ньют. Криденс только что доказал, что в нём осталось достаточно внутреннего света для произнесения заклятья, а всё остальное восполнится опытом. Путь впереди предстоял долгий, но учитывая жизнь, которую Криденс вёл до этого и учитывая чужую палочку, одолженную, а не принадлежащую ему, Криденс делал огромные успехи.
- О чём ты думаешь, когда вызываешь патронуса?
Сияние погасло. Криденс сразу как-то сник и моргнув, перевёл на Скамандера вмиг потемневший взгляд.
- О Тине. О том, как она... - он запнулся, не зная, какие подобраться слова и чувствуя, как хлынула на щеки алая краска. Ньют научил его, что творя заклинание, нужно думать о хорошем - а хорошего за последние годы было только ощущение тининых рук на его плечах. На тот короткий, страшный и благостный миг, Криденс поверил, что кто-то о нём заботится - и кому-то он по-настоящему нужен.
Были и другие руки, что обнимали его. Другие объятия, которым он тоже верил, но думать о них, вызывая патронуса, было совсем неуместно.
- Когда Тина заступилась за тебя? - помог Ньют, выдергивая ученика из размышлений. Криденс кивнул и Скамандер задумчиво мотнул головой, отклоняя его выбор. Пережитое Криденсом в доме Мэри Лу автоматически уничтожало собой любое светлое воспоминание, случившееся в его стенах.
- Попробуй что-нибудь другое, что-то из самого раннего детства. Помнишь что-нибудь?
Криденс старался. Даже зажмурился на мгновение, пытаясь вспомнить, уцепиться, зацепить что-нибудь из памяти, что-то о настоящих родителях. О семье, которая, возможно, любила его...
- Ничего.
Разочарование в голосе Криденса вот-вот должно было обратиться отчаянием.
- Ты любишь дождь? - вместо утешений спросил его Ньют.
- Дождь? - взгляд, брошенный на Скамандера, был полон непонимания.
- Дождь. Как он стучит по крышам, убаюкивает, если идёт по ночам. Или будит утром. Падает брызгами на лицо. Закрой глаза, попробуй вспомнить - ты слышал в детстве дождь?
Юноша подчинился, мысленно возвращаясь назад, в ту прошлую жизнь, что давно уже осталась за плечами. Но из всех дождей, из всех мокрых брызг, что падали ему на лицо, вспоминались только промозглые дни на пронизывающем ветру - дни, проведённые им на улицах Нью-Йорка, пока он раздавал ненавистные, никому не нужные листовки. Было мало хорошего в этих днях.
Ньют видел, как исказилось лицо Криденса при очередной его попытке вспомнить - и не стал дожидаться, пока провал облачится в слова.
- Попробуем в следующий раз, - Ньют нарочито громко заскрежетал стулом, вставая из-за стола.
Самое время было поужинать.

***


- Булочки.
- Что? - Скамандер, не способный спокойно усидеть на месте даже во время обеда, выглянул из-под стола, куда забрался преследуя нюхля. - С ними что-то не так?
- Булочки, - потрясённо повторил Криденс, зачарованно глядя на сдобную выпечку, так и не донесённую им до рта, - я помню, как они пахли.
Ньют всё понял. Оставив в покое нюхля, выбрался наверх, в волнении посоветовав:
- Попробуй теперь. Сосредоточься на этом запахе.
- Экспекто патронум!
Хлынувший из палочки свет на секунду резанул им глаза - и Ньют Скамандер посчитал, что это отличное объяснение того, откуда у него в глазах появились вдруг слёзы.

***


Спустя неделю, Криденс научился уверено творить заклятье патронуса, но телесной формы от него так до сих пор и не добился. Ньют призывал ученика повременить и не торопить события раньше времени, однако видел, как огорчают Криденса неудачи, лишая веры в себя. Нужно было что-то делать. Первой идеей Ньюта был порт-ключ, но возвращаться в Нью-Йорк Криденсу ещё было рано, а вызывать Якоба в Англию - эгоистично и опасно. Поэтому Ньют выбрал другой путь.
Он решил отправиться на кухню сам.
Обычно еду им готовили домовики, но сегодня Ньют без лишних слов поманил Криденса за собой в царство кастрюль и сковородок, надеясь, что не до конца ещё растерял обретённые когда-то навыки походной кухни.
- Ты любишь готовить?
- Мама... - Криденс содрогнулся, облизнув мгновенно пересохшие губы, - Мэри Лу. Она заставляла нас дежурить на кухне. Я умею готовить.
- Сегодня тебя никто не заставляет, - Ньют поднял на него погрустневшие глаза, на секунду отрываясь от поваренной книги, - ты можешь помочь мне, если захочешь, но можешь и просто побыть рядом. Сегодня к ужину у нас "Яблочный тарт татен на сметанном тесте"!
- Я... - у Криденса кровь снова приливала к щекам, - я не знаю, как это...
- Вот ведь незадача, - слабо улыбнулся Скамандер, разведя руками, - я ведь тоже. Но если ошибёмся, никто не станет ругать. И не помешает нам попробовать снова. Подай мне мерку, пожалуйста!
Криденс, оглядевшись, с готовностью протянул Ньюту размеченный засечками стакан. Пальцы их соприкоснулись. Криденс чуть заметно дернулся, но Скамандер сделал вид, что ничего не заметил - и благодарно ему мерным стаканом отсалютовал.
Мало на свете было людей, настолько же нуждавшихся в ласке, как его ученик. В ласке - и обыкновенном человеческом тепле. Но как бездомный пёс, пришедший однажды под обманчиво-добрую руку - и жестоко отвергнутый и раненый затем, он нескоро теперь осмелится решиться на новую попытку.
Ньют Скамандер испытывал сочувствие ко всем живым существам на этой земле.
К Гриндевальду он испытывал его меньше всего.


***


Пряный аромат запеченных яблок дурманил, заставляя плыть голову. Криденс сглотнул слюну, закрывая глаза и позволяя себе насладиться моментом: в доме было тихо, не считая звуков вечного копошения нюхля и стрекота кузнечиков за окном. Иногда позвякивала убираемая Ньютом посуда, но Криденсу всё это не мешало - он вообще уже был не здесь.
Он шёл по улице рядом с собственной матерью. Не с Мэри Лу - та матерью никогда не была - а с той, что любила его, что заботилась о нём, что была его семьёй. Он едва доставал своей крохотной ладошкой до её нежной и сильной руки, но она держала его крепко и усмиряла свой шаг, чтобы маленький сын поспевал за ней своими коротенькими ножками. Была весна. Утро. Выходной. Они шли, лавируя и пробираясь среди толпы, мама смеялась, а он равнодушно разглядывал проносящихся мимо прохожих, пока его не отвлёк запах корицы и сладостей, вырывающийся из раскрытых дверей незнакомой пекарни, и мама, проследив его взгляд, не свернула прямо туда, в царство тортов и пирожных - чтобы купить что-то сыну, побаловать его, подарить ему...
- Экспекто патронум.
Криденс не помнил, как палочка оказался у него в руках, но знал, что там ей сейчас самое место: на душе было спокойно, разливалась по венам не печаль - счастье. Был когда-то счастлив, был! Пусть и давным-давно. Но счастье не проходит бесследно.
- Экспекто патронум, - повторил Криденс ещё раз, не крича, но в полный голос. И повинуясь ему, палочка засияла, облекая плотью его патронуса, готового отныне защищать хозяина от любого зла и любой темноты.
Криденс выдохнул рвано, глядя во все глаза - и Ньют Скамандер вторил ему. А затем подошел ближе, встал рядом с учеником, как и он - не сводя с патронуса взгляда. И легонько сжал рукою его плечо, поддерживая и утешая.
Криденс не заметил. Он смотрел на своего телесного патронуса, не плача и не смеясь - принимая.
- Иногда патронусы меняют форму, - тихо напомнил Ньют, - со временем. Всё меняется со временем. Наши интересы. Наши чувства. Мы сами.
Криденс не ответил. Он знал, что Ньют не лжёт - и не верил его словам.
В воздухе перед ним, омываемый серебристым сиянием, парил призванный им скорпион.

@темы: Акты творения, ГП и ФЗ, Джен, Фанфики

URL
Комментарии
2016-12-25 в 15:51 

KSW[ExH].dso
Drink with me, dance with me // Take my hand and sing along // This is my favourite song
Спасибо, я на дне.
Т___Т
Приду домой и буду грустно грызть печенье :weep3:
А вообще, очень рад прочитать что-то именно про них. Ещё и от автора, к текстам которого привык, они уже часть мира, в котором живу.
Спасибо ещё раз.

2016-12-25 в 19:14 

paranojas
социально неловкая женщина.
очень! особенно вхарактерен Ньют, я прям видела, как он салютует меркой, смотрит на Криденса да и вообще - я его видела :D
очень хочется, чтобы в каноне все примерно так и было. ну а Криденс пусть не расстраивается, скорпион - тоже прикольная зверушка) погуглила патронус Ньюта - просто мимимимимимим какая птичка ♥

2016-12-26 в 19:38 

Maurimau
Дней и ночей полумрак-полусвет.
Chris_[ExH].dso, спасибо за тёплый отзыв! :heart:
Здорово знать, что тексты становятся частью мира других людей. Мне приятно)) :shuffle2:
А мне, с момента первого же просмотра, очень хотелось о них написать.

paranojas, спасибо, рада, что тебе понравилось)) :sunny:
Ньют бы был для Криденса сейчас очень кстати. Боюсь только, что продлится это "кстати" совсем недолго. Месяц, два. Три, быть может. Но уже через полгода одиночества/общения с не самыми лучшими людьми, Ньют может оказаться для Криденса бесполезен. Даже он там уже не справится, так всё плохо.
Не история, а кошмар ночной. -_-

а Криденс пусть не расстраивается, скорпион - тоже прикольная зверушка)
Зверюшка отличная. Боюсь только, воспоминания пробуждает не самые нужные:


погуглила патронус Ньюта - просто мимимимимимим какая птичка ♥
Мне тоже понравилась. Уже и не помню, как на неё вышла. Мне кажется, она ему подходит. :sunny:

URL
   

У серебряного ручья

главная