Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
02:49 

"Возвращение", часть X.

Maurimau
Дней и ночей полумрак-полусвет.
Вернулась к любимой истории, наткнувшись на первый абзац в черновиках. И знаете... это здорово. Не столько писать, сколько поймать едва уловимую грань, ускользающее чувство перехода, когда одна история (фанфик, ориджин, стих) затихает в голове, отпуская, а другая начинает звучать громче - появившись или пробудившись от долгого сна. Так и представляю, как потягиваются герои, пробуждаясь после многомесячного затишья; как смотрят с укоризной и трут глаза, возвращаясь на исходную.
Люблю эту историю - она гораздо больше ориджин, чем фанфик. Люблю героев: Дэниела, Джесси, Изабелль. Люблю Катишку и Милна-младшего. Люблю Талию и даже Эстер, даже белый "Сцион" в первой главе! Люблю, потому что помню все подбивки, все отсылки и все примечания к каждому имени/модели/номеру. Когда закончу, соберу всё в один пост про синие занавески. :laugh:
История бога, живущего среди людей, оказалась историей людей, видящих человека даже в боге.
И мне по-настоящему нравятся эти люди.
А в сегодняшней части будет Аид.
И не только он.

Части I-IX: здесь.


Часть X. Руки помощи

Он примирился с рекой. Не сдался ей, нет, и не победил, но позволил ей быть в его жизни, нести по течению, ласково убаюкивая в пути. Река ему пела, а он слушал и улыбался в ответ.
- Гефест...
Имена, так много имён вокруг, совсем неинтересных ему имён. Воде его имя не требовалось - она не спрашивала, не пыталась его разбудить. Она просто принимала его, признавая за одного из своих и обнимая, охлаждала многочисленные ушибы и ссадины, полученные при падении. Река была добра к нему.
"Нужно будет поблагодарить океанид, выковать для них звездчатые ожерелья..."
Он открыл глаза, пытаясь отыскать на небе подходящие для ковки звезды.
Звезд не было.

- Гефест!
Словно в ответ на зов, волна, взметнувшись под его спиной, потянула в нужную сторону. Голос теперь раздавался ближе, почти над самым ухом, и река, едва достигнув берега, отхлынула назад, оставляя его израненное тело на россыпи прибрежных камней. Скрюченными пальцами он впился в черный песок под собой.
- Земля, - осознание обрушивалось фрагментами, пытаясь уложиться в картину мира. Получалось скверно. Его начинало трясти. - Земля...
- Гефест!
Чьи-то сильные ладони легли на плечи, потянули вверх, устраивая голову на коленях, и это минимальное подобие уюта, создаваемого чужой заботой, было хуже, чем острые камни, режущие незащищенную кожу спины при малейшей попытке пошевелиться. Глаза распахнулись сами собой, смаргивая с ресниц неуместную и раздражающую влагу. В поле зрения возникло озабоченное лицо. Молодое. Знакомое.
- Гермес.
- Хвала Зевсу! - улыбка, озарившая лицо вестника, заставила Гефеста снова прикрыть глаза, - ты жив. И я нашёл тебя!
- Долго же ты искал, - проскрипел Гефест и отстранился, откашливаясь от воды. Попробовал сесть, но тело, задеревеневшее в холодной воде, отказывалось подчиняться, пугая своей неуклюжестью. Гермес, нахмурившись, немедленно пришёл на помощь, заботливо придерживая его за плечи.
- Много воды наглотался?
- Не знаю. Нет. Всё в порядке, - кузнец повёл плечами, высвобождаясь из захвата. Руки вестника неохотно опустились вниз, но убедить его было не так-то просто. Он все ещё смотрел с сомнением.
- Уверен? Может, позвать Асклепия?
- Да. Нет. Не нужно.
- Ты дрожишь, - негромко сказал кто-то за спиной, останавливая препирательства, и плечи Гефеста окутала пропахшая розмарином и мятой ткань. Гефест благодарно стиснул её в кулаке, хотя и не узнал голоса благодетеля, разделившего с ним собственное тепло. Но вопрос, прозвучавший следом, заставил его похолодеть сильнее прежнего.
- Помнишь, кто ты?
Гефест обернулся, медленно поднимая взгляд. Неудивительно, что он не узнал его по голосу - Аид, кажется, ещё никогда не раскрывал в его присутствии рта. Но его бледное лицо иногда снилось в кошмарах даже бессмертным.
- Я помню кто я, неодолимый, - с должной долей почтения ответил Гефест, - и я помню, кто ты. Значит ли это, что мой путь закончен?
- Надеюсь, что нет, - без тени улыбки откликнулся владыка царства мёртвых, - мне было бы жаль зазря потерять свой любимый плащ.
Только сейчас бог огня заметил, что накидка на его плечах, уже насквозь пропитанная водой, была чёрной. Вывод был прост.
- Я отблагодарю тебя, - ровно произнёс Гефест, склоняя голову, - в долгу не останусь.
- Мне ничего не нужно.
Неодолимый безразлично передёрнул плечами, отступая в тень, и только теперь Гефест заметил рядом присутствие ещё кого-то - невысокой фигуры, также с головы до ног закутанной в тёмные покровы.
- Персефона.
Царица, откинув капюшон, кивнула в ответ, опираясь на руку вставшего рядом супруга. На её худом лице появилось бледное подобие живой улыбки, в тихом голосе слышалось искреннее участие:
- Я рада, что ты вернулся к нам, Гефест.
- Да. Вернулся. Похоже, что это так.
Плотнее закутавшись в подаренный плащ, Гефест, наконец, огляделся, окончательно приходя в себя. Перед глазами всё ещё немного расплывалось, но в голове было ясно, тихо.
Мигрени не было.
Его глаза быстро обежали пространство вокруг, подмечая крепость выдолбленных в камне коридоров, небрежную шершавость стен, несовершенство и угловатость линий. Он никогда раньше не бывал в подземном мире, но приблизительно так его и представлял в те нечастые минуты, когда пытался себе вообразить: здесь было... пусто. Только река, вынесшая его на берег, споро бежала по лабиринту пещер, между присыпанных пеплом берегов и колоссов скалистой породы. Каменные стены, уходя высоко вверх, смыкались над головой причудливыми арками.
"Здесь никогда не видно неба, здесь не бывает звёзд. Неудивительно, что Персефона такая бледная. Тусклое зеленоватое свечение, исходящее от стен, позволяет видеть дорогу и не сбиваться с пути, но солнце заменить не в силах".
Гермес тревожно следил за лицом кузнеца, ловя малейшие перемены в настроении. Наконец решившись, осторожно спросил:
- Помнишь, что с тобой случилось?
- Я... упал.
- Упал, значит? - вскинул брови вестник, всеми силами улыбаясь. - И откуда? Как ты оказался в Лете?
"Лета... Конечно. Хорошо, что не Стикс..."
Во взгляде Гермеса явственно читались сомнения - сомнения и что-то ещё, какая-то смутная тревога. С чего бы вестнику тревожиться из-за Гефеста? Они никогда не были друзьями. Они едва знали друг друга. Они были...
"...соперниками".
- Я не знаю.
...давно, ещё до свадьбы. Гермес тоже любил её.
- Что ты помнишь? - голос Аида был подстать его миру - холодным и пустым, но вопросы он задавал правильные. Кто же по доброй воле войдёт в Лету? Никто. Только тот, у кого нет иного выбора.
Хозяин подземного мира ждал ответа.
- Я был в кузнице, работал. Затем... Ощущение падения. Удар об воду. Темнота. Кажется, я пытался плыть, но вскоре сдался, сбитый волной. - Гефест, передёрнув плечами, замолчал, предоставляя слушателям право додумать остальное самостоятельно. Вестник не подвёл - сочувственно похлопав его по руке, предположил:
- Наверное, ты оступился, занимаясь очередной деталью?
- Наверное, - взгляд Аида жёг кузнецу затылок, но Гефест не реагировал, кивком принимая версию Гермеса, - я помню, что был сильно раздражён и невнимателен тем утром. Вероятно, упал в реку, а течение отнесло меня в Лету.
- Как удачно, что ты вспомнил главное, - протянул владыка подземного мира, - забыв лишь несущественные детали.
- Удача здесь ни при чем, - Гефест встал на ноги. Его немного пошатывало, но он, жестом отвергнув помощь Гермеса, повернулся, глядя в глаза Аиду, - просто есть вещи, которые даже Лета стереть не в силах, неодолимый.
- Что же, например?
- Долги.
- Рад, что ты помнишь о своих, - Гермес, держащийся рядом - на случай если Гефесту все же потребуется поддержка - вернулся к привычному, отстранёно-деловому тону, - приятно знать, что Зевс по-прежнему может на тебя положиться.
Последний из кусочков расколотой мозаики встал на место, завершая картину; объясняя искреннюю тревогу, звучавшую в голосе вестника.
- Оковы. Конечно же. Зевсу нужны оковы... Для этого ты искал меня?
- Несколько дней, - кивнул Гермес, - и к слову, это было весьма непросто.
- Как долго меня...
- Я не знаю, - вестник открыто посмотрел ему в глаза, - твоя жена не сразу поняла, что ты пропал. Считала, что поглощён работой, потому и не спускаешься вниз. Не хотела тебя тревожить. Знаю только, что когда я прибыл в твой дом, горн уже пару дней как остыл.
"Время - понятие относительное".
Гефест где стоял, там вновь на землю и опустился. Встревоженный Гермес засуетился было вокруг, но кузнец остановил его, покачав головой. Нужно было собраться с мыслями. Аид и Персефона, по-прежнему стоявшие у него за спиной, молча переглянулись.
- Как ты нашёл меня?
- Как всегда. Я всегда всех нахожу, ты же знаешь, как это бывает... - Гермес поморщился, - хотя с тобой пришлось помучиться. Мне даже ненадолго показалось, что тебя... больше нет.
- Меня... нет?
- Мне понадобилось слишком много времени, прости, - Гермес выглядел искренне огорченным. - Наверное, это Лета виновата. Не мог отыскать тебя, не мог почувствовать. Словно ты взял и исчез - без следа, без единой подсказки.
Гермес тряхнул головой, прогоняя дурные воспоминания - неудача покоробила его, заставив усомниться в собственных талантах, и рассказывать о ней не хотелось. Но затем губы его растянулись в улыбке.
- Мы нашли выход. Увидели тебя глазами смертных.
Гефест знал, как это делается: подавляется чужая воля и человек становится тряпичной куклой в божественных руках. Сам он ни разу не прибегал к подобному, но Гермес, обладавший и иным даром, кроме дара искателя...
- Глаза умирающих.
- В яблочко! - вестник, счастливо улыбаясь, хлопнул Гефеста по плечу, - и поверь, я бы справился раньше, если бы кое-кто не отказал мне в помощи.
- В помощи?
- Я всё же не так силён в этом, - его улыбка заметно померкла, и он с неудовольствием покосился в сторону владыки подземного мира, - как некоторые. Но обратиться к Танатосу мне не позволили.
Гефест обернулся.
- Танатос служит предначертанию, - ровно откликнулся Аид.
- И тебе! - буркнул вестник, - он не посмел бы ослушаться, прикажи ты...
- Мне запретила царица.
Лицо неодолимого оставалось бесстрастным, но кузнец готов был поклясться водами реки Стикс, что видел улыбку, мелькнувшую в глубине тёмных глаз. Онемевший Гермес перевёл взгляд на Персефону. Та тепло улыбнулась в ответ.
- Это так.
Гефест, медленно поднявшись на ноги, сделал к ней шаг, затем второй - ноги немного заплетались, но слушались. Гермес двинулся было следом, но замер, наткнувшись на взгляд Аида. И решил не мешать.
- Ты сердишься? - спросила Персефона, глядя кузнецу в глаза. Гефест заметил, как при этом подобрался Аид - коршун, готовый при первых же признаках опасности разорвать его на части. Теперь, подойдя ближе, Гефест понял причину его излишней тревоги: тёмная мантия Персефоны ближе к поясу чуть разошлась, позволяя увидеть белоснежную тогу царицы и заметно округлившийся живот под ней. Супруга Аида ждала ребёнка.
И Гефест молча опустился на землю у её ног, глядя Персефоне в глаза, снизу вверх.
- Нет, не сердишься, - поняла она.
И тоже замолчала.
Время шло. Шелестела за спиной Лета, прогоняя мимо водные потоки; нетерпеливо переступал с ноги на ногу Гермес; невозмутимо разглядывал пустоту перед собой Аид. Всем давно пора было возвращаться к своим делам и отдавать свои долги, но никто не осмеливался нарушать тишину и прерывать безмолвный диалог, который вели между собой Гефест и владычица царства мёртвых. Наконец, Персефона протянула кузнецу раскрытую ладонь, и он, обхватив её руками, на мгновение прижался к тонким пальцам щекой, закрывая глаза.
- Я сделаю для твоего ребёнка колыбель, - пообещал кузнец, - из чистого золота и лебяжьего пуха, чтобы крепко спал и видел дивные сны.
Отпустив её, он поднял взгляд, глядя теперь на обоих супругов вместе.
- Чтобы вырос милостивым, как мать. И мудрым, как отец. Я не забуду.
Ничего не понимающий Гермес переступил с ноги на ногу и, закатив глаза, хмуро поинтересовался:
- Теперь мы можем отправляться?
- "Мы". Ты сказал: "мы", - Гефест, не отвечая, поднялся, и развернувшись, возвратился к вестнику, неумолимо оттесняя его к кромке воды. Вестник угрозу осознал, но не слишком впечатлился. Лишь стер с лица неуместное радушие, окидывая Гефеста усталым взглядом.
- Конечно, "мы", - вздохнул он, - мой долг доставить тебя...
- Не сейчас, - отмахнулся кузнец, - раньше. Ты сказал: "мы нашли выход", но Танатос не стал помогать тебе. Так кто же помог?
- Я не знал, куда ты запропастился, - пожал плечами Гермес, - и не придумал ничего лучшего, как поискать у Диониса. Там тебя не оказалось, но он живо откликнулся на беду. Он очень помог мне.
- Не сомневаюсь, - зажмурился Гефест. Ему почудилось, что он ощутил отголосок мигрени, но божественная голова не подвержена подобным слабостям и он снова открыл глаза, - будем считать, что там ты меня и нашёл. Это объяснит моё беспамятство. Зевс очень сердится?
Гермес, не поспевая за мыслью, растеряно моргнул.
- Не сильно, хотя и недоволен промедлением. Требует, чтобы предателя как можно скорее приковали к...
- Прометея, - машинально поправил Гефест, откидывая с лица спутанные волосы и озираясь в поисках выхода. - Да, следует поторопиться.
- Сюда, - указал рукой Аид нужное им ответвление.
- Прометея, - послушно повторил Гермес, принимая из рук владыки подземного мира факел и бодро ступая в коридор. Настроение у него заметно улучшилось. Миссия подходила к концу. Вестник чувствовал, как закипает в сердце радость, вырываясь наружу пустыми словами, желанием втянуть в разговор:
- А ты, верно, соскучился по своей кузнице? Признаться, у тебя там такой беспорядок остался! Кажется, ты не на шутку бушевал в тот...
- Нет, не туда, - резко мотнул головой Гефест, прерывая веселье. - Я буду работать в пещерах, там же, где раньше. Так будет лучше. И не говори никому, что нашёл меня.
Непонимание в глазах Гермеса требовало объяснений. И кузнец, немного смущенно улыбнувшись (чем поразил вестника до глубины души), повторил:
- Никому, даже Афродите. Хочу сделать ей сюрприз.
- Хорошо, - неохотно согласился Гермес, не скрывая сомнения во взгляде, - но ты абсолютно точно уверен, что мне не следует позвать Асклепия?
- Асклепия... - задумчиво повторил кузнец, - да, пожалуй. Позови. Асклепий мне понадобится.
- Хорошо, - с заметным облегчением кивнул Гермес, уже почти скрываясь за поворотом. Мысль о присутствии рядом Асклепия успокоила вестника окончательно. - Я помчусь за ним, едва мы доберёмся до твоего старого жилища. Надеюсь, что он тебе поможет.
- Я тоже очень на это надеюсь, - тихо признался Гефест, и уже почти шагнул за вестником следом, когда на его плечо опустилась тяжёлая ладонь, привлекая внимание, заставляя последний раз оглянуться.
Лицо Аида, возникшее перед ним, по-прежнему было бесстрастным.
- Что случилось с тобой?
Гефест посмотрел ему в глаза.
- Я упал. Я оступился и упал в реку.
- Нет, - владыка царства мёртвых качнул головой, - не тогда. После. Что случилось с тобой после?..
У Гефеста перехватило дыхание, сжало болью горло, застыло внутри, пересохло во рту.
- Я заснул, - голос больше походил на воронье карканье, но взгляд Аида, казалось, против воли вытягивал из него слова, не давая остановиться, - заснул и видел сны, обитая в объятиях морока. Не важно, что мне причудилось. Это сны. Только сны.
- Сны, - эхом повторил Аид, - сны... Что ж. Доброй дороги тебе, Гефест.
- Спасибо. И тебе... всего доброго.
- Долгий предстоит путь, - Аид, раздвинув губы в жутковатом подобии улыбки, отступил, отпуская. Гефест, кивнув, повернулся, готовясь следом за Гермесом исчезнуть в извилистом пещерном коридоре.
- Долгий и непростой, - долетело ему в спину, - как удачно, что ты перестал хромать.
- Да, - подтвердил Гефест, не оборачиваясь, - и вправду удачно.
И твёрдо ступил во тьму.

@темы: Фанфики, Джен, Греческая мифология, Гет, Акты творения

URL
Комментарии
2015-12-05 в 08:53 

KSW[ExH].dso
Drink with me, dance with me // Take my hand and sing along // This is my favourite song
Так. А отдельного тэга для этого произведения нет?
С такого ракурса на древнегреческую мифологию ещё не смотрел. Надо бы сначала. Ещё кое-чему наверняка научусь.
В смысле, мне понравилось, и интересно.

2015-12-05 в 13:08 

Maurimau
Дней и ночей полумрак-полусвет.
Chris_[ExH].dso, отдельного тэга нет, хотя вчера подумывала его завести. Любопытно, что так совпало))
Есть первый пост здесь, с продолжением в комментариях. Но текст там не вычитан, и мне кажется, что читать в комментариях неудобно. Лучше через Фикбук, здесь.
Приятно, что стало интересно. :heart: Мне правда нравится эта история.

URL
2015-12-05 в 13:20 

KSW[ExH].dso
Drink with me, dance with me // Take my hand and sing along // This is my favourite song
Maurimau, простите, я ленивое)) на фикбук уже сходил, прочёл, вечером надеюсь родить фидбэк.

2015-12-05 в 14:10 

Maurimau
Дней и ночей полумрак-полусвет.
Chris_[ExH].dso, простите, я ленивое)) на фикбук уже сходил, прочёл, вечером надеюсь родить фидбэк.
Уруру)) :shuffle2:

URL
   

У серебряного ручья

главная